28 ноября 2011 г.

И все-таки HELP


Первоначально этот пост задумывался, как очередная кинорецензия, но вот в одном из наших провинциальных магазинов мы обнаружили интересную вещь.
Рождественский вертеп «сделай сам». Здорово, можно с детьми повырезать, подумала я, пока не пригляделась. А как пригляделась, меня аж в жар бросило.
Обратите внимание на волхвов, их на Западе чаще изображают царями (справа на нижней картинке). Двое едут в санях вместе, а третий обособлен по расовому признаку.
Это ли не дискриминация? Но Вимала подбросила еще одну ложку дегтя: во времена рабства негров именно так и изображали – с абсолютно черным цветом лица и большими красными губами (здесь, возможно, трудно разглядеть, но поверьте, я этот опус в руках сама держала).
Сколько лет прошло, сколько фильмов снято на тему расовых предрассудков и даже Обама уже президент… Казалось бы, чего еще человеку надо, чтобы осознать, что перед Богом все равны. Но нет, есть еще недовольные.
Это «произведение» не является разовым, его можно заказать и через сайт одного из печатных домов. Представьте себе, что уже с малых лет детьми, чьи родители это купят, на подсознательном уровне представитель другой расы будет восприниматься в лучшем случае отчужденно.
К нам в лагерь в последний год часто приезжают волонтерить индуски, прошлой зимой была и коренная африканка. Когда мы выбираемся в соседний городок за покупками, местные засматриваются. Конечно, другой цвет кожи провинции в диковинку. Раньше я думала, что эти взгляды вызваны чистым любопытством, теперь же совсем в этом не уверена.
Интересно, сколько бы чехов из глубинки проголосовали за Обаму, будь у них возможность?
В этом году в прокат вышел фильм «Прислуга»/The Help на избитую, по мнению некоторых рецензентов, тему. Нет, дорогие мои, тема расизма, к сожалению, еще актуальна. Как же прочно на многие поколения людям вбита в голову идея о неприятии.
Расизм в людях проявляется по-разному.

25 ноября 2011 г.

А был ли снег?

фото отсюда
Стоило мне наконец-то написать об осени, как к нам незаметно подкралась зима. Не удивлюсь, если завтра пойдет снег, а пока вот уже третий день вечерний туман на утро оседает тонким слоем инея на ветвях и еловых иголочках, кое-где сохранившиеся листочки причудливо обрамлены серебряным узором. Иней даже на паутине, запутавшейся в еловых лапах, превращая ее в подобие корабельных сетей. Лес как заколдованный: время будто остановилось.
Выходишь на опушку, и инея становится больше. А может, все-таки был снег? - лелеет надежду Вимала. Стоит только подуть ветру - создается иллюзия снегопада. Но нет, все-таки иней. Жаль, фотоаппарат не взяли, хотя... такую красоту ни один фотоаппарат не запечатлит.
Наслаждаемся и впитываем...

24 ноября 2011 г.

И снова об осени

Как-то, отправляясь в лес, мы с Вималой выбрали новую тропинку, и наткнулись на потрясающей красоты дуб с роскошными желудями. Я не успокоилась, пока не набрала полные перчатки.
В детстве и в школе, и детском саду ежегодно мы традиционно изготавливали поделки из природного материала. Честно говоря, за время детства мне это порядком приелось, но вот сейчас вдруг нахлынула ностальгия. Оказывается, европейские дети вообще никогда ни из шишек, ни из желудей ничего не мастерили. Ну, может это только еще в силу возраста. Так или иначе я эту ситуацию предусмотрела и распечатала несколько примеров из интернета того, что в принципе под силу сделать четырех- пятилетнему ребенку.
Так у нас получилась прекрасная осенняя экспозиция.
Каждая из моих девчонок выбрала что-то для себя из примеров, да к тому же, младшие еще немного пофантазировали сами.

19 ноября 2011 г.

Что такое осень?



Середина ноября... А у нас все еще осень, уже не такая золотая, но все еще благородная, цвета ореховой скорлупы. Как только выдастся  солнечный денек, самое время прогуляться по лесу. Бесконечные ели в нем перемежаются островками осин и лип, редкими дубами. С тех пор, как я вновь открыла для себя классическую музыку, люблю иногда пойти в лес послушать Баха. Когда грустно и хочется все послать к чертям, стоит полчасика полежать на земле, закутавшись в хрустящие осенние листья, созерцая макушки деревьев, стремящиеся вверх, в бесконечность, как все сразу встает на свои места. И нет больше чувства жалости к себе, но есть любовь ко всему вокруг, радость, которую вдыхаешь с воздухом. Божественная прохлада наполняет легкие, равно как и мозг…
Нет, осень – это не увядание, это очищение. Осенний лес имеет потрясающий терапевтический эффект, с Бахом или без него. Лес растворяет все твои мелкие проблемы, глупость эго и заставляет трепетать перед величием Вселенской любви.

17 ноября 2011 г.

Любовь, прощение и сила духа


Вот и закончился мой последний в этом семестре выходной. В этот раз не было ни традиционной пиццы, ни прогулок по магазинам. Был лес, его чарующая глубина, свет, пробивающийся сквозь макушки деревьев, валяние в осенней листве…, а затем горячий чай с шоколадными печеньками и… кино.
Хорошее кино находится случайно кликами по ссылкам на Youtube. Так мы наткнулись на “Homeless to Harward”, что в русском переводе звучит более резко – «Гарвардский бомж». 
И снова реальная история о потрясающей силе характера, воле и безусловной любви.
Лиз Мюррей (Liz Murray) любила свою мать, несмотря на ее пристрастие к алкоголю и наркотикам, несмотря на оскорбления и припадки ярости, несмотря на то, что той было наплевать на ребенка, когда Лиз забрали в приют. И что самое удивительное, Лиз повторяет, что всегда будет помнить, что родители ее любили. Она по крупицам собирала и берегла те мгновения, когда мама была собой, когда обнимала и улыбалась ей, когда отец, человек эрудированный, но, к несчастью, тоже подсаженный на иглу, рассказывал истории. Ради этих моментов Лиз жила. Но вот матери не стало, ей даже камень на могиле некому было поставить. И что-то дернулось в глубине души. Это была точка невозвращения. 
Лиз была умной девочкой, выросла на соседских энциклопедиях, и хотя в школе появлялась под конец семестра, прочитанного ей хватало, чтобы сдать тест. По рассказам отца она знала о другой жизни, именно в эту жизнь она и стремилась теперь, когда ей нечего было больше терять.

Когда-то на 4м курсе университета я параллельно преподавала математику в школе, замещая заболевшего учителя. У меня в классе была девочка, которую я за полгода видела всего трижды. Однажды она появилась-таки в школе, другой раз мне пришлось прийти к ней домой, и последний – в кабинете директора с родителями. Родители выглядели вполне прилично, чего нельзя было сказать о девочке и ее старшей сестре, в квартире была видимость порядка. То ли родители много работали, то ли выпивали, я уже не помню. После просмотра «Homeless to Harward» я вспомнила эту девочку. Тогда я не приняла никакого участия в ее судьбе, оправдывая себя нехваткой времени в связи с учебой, но внутри, как кошки, скреблись сомнения о правильности выбора. Что стало с этой девочкой после того, как ее определили в вечернюю школу, мне не известно. Когда все вокруг пророчили ей судьбу пропащей, я безмолвно заняла позицию большинства.
Лиз Мюррей
Возвращаясь к истории Лиз Мюррей, она оказалась сильнее пророчеств и предрассудков. Жизнь без прощения превращается в бесконечную череду обид и мести, но Лиз превосходно вписывается в высказывание Ганди «Слабые никогда не прощают. Прощение является признаком сильных ».  О прощении и силе духа ее автобиография «Breaking Night», по которой и снят фильм.
Лиз решила во что бы то ни стало закончить школу, и сделала это за два года вместо четырех, все эти два года, скрывая ото всех свой статус бомжа. Жила на улице, спала, где придется, работала посудомойкой, но все это время училась и… Поступила в Гарвард, выиграв стипендию NY Times. В свой первый день в университете она чувствовала себя «как будто имея крылья». Но все это, признается Лиз, она бы отдала только за то, чтобы снова иметь семью(!).
Через год Лиз оставила Гарвард, чтобы ухаживать за умирающим от СПИДа отцом, но после его смерти получила-таки высшее образование.
Сейчас Лиз основатель и директор «Manifest Living» - компании, проводящей тренинги и оказывающей поддержку людям, желающим изменить свою жизнь.

6 ноября 2011 г.

"Музыка - это великий договор с Творцом"


«Моя цель – сделать всё возможное, чтобы человек испытал огромную ВНУТРЕННЮЮ ПОТРЕБНОСТЬ, почувствовал невозможность полноценной жизни без глубокого и постоянного общения с искусством. Что называется, заболел искусством. Не соглашайтесь со мной, ругайте, спорьте – только не спите. 
НЕ ПРОСПИТЕ ВЕЧНОСТЬ!»
Михаил Казиник.

Михаил Семёнович Казиник — искусствовед, музыкант, писатель, поэт, философ, режиссер,  эксперт Нобелевского концерта, педагог, просветитель … Можно продолжать и продолжать.
Михаил Семёнович Казиник родился 13 ноября 1951 года в послевоенном Ленинграде, но почти все детство и юность провел в Витебске. С шести лет начал играть на скрипке и фортепиано. В 19 лет завоевав первую премию на конкурсе консерваторий социалистических стран, посвященного 200-летию Бетховена.
С 1991 года Михаил Казиник работает в Швеции в Драматическом институте Стокгольма. Регулярно проводит конференции и концерты в Скандинавских странах, Германии, Нидерландах. Длительное время был ведущим программ телерадиокомпании SBS (Австралия), где в течение семи лет вёл программы о мировой художественной культуре. Автор книг "Тайны гениев, или книга для людей с ещё не потерянной генетической памятью" и "Тайны гениев -2, или Волновые пути к музыке". В последние годы Казиник ведет большую просветительскую работу и в странах бывшего СНГ: проводит концерты, встречи, мастер-классы, школы в Белоруссии, Украине, России, Латвии и других странах...
 Его жизненное кредо – это идея Канта: «Есть две истины: звёздное небо над нами и нравственный закон внутри нас».
Моему знакомству с Казиником предшествовала встреча в Солониках с замечательной семьей скрипачей, о которой я уже писала здесь.
В той уютной греческой квартире, где все полки заставлены произведениями классиков, на стенах – картины,  а в гостиной удивительная фонотека, я почувствовала ностальгию по детству. Нет, в нашей квартире, к сожалению, не витал дух классики, хотя, конечно, моя семья по-своему интеллигентная.  Но довелось мне в детстве побывать в домах музыкальных и эрудированных людей, где на почетном месте стояло фортепиано и в воздухе витал аромат нот. И насколько я помню, люди эти были не только эрудированны, но имели высокие моральные ценности и принципы.
 К музыке я всегда тяготела, хотя музыкальная школа прошла мимо меня. В детстве часто слушала классику, находя в ней покой и умиротворение, гармонию эмоций. Сейчас с Казиником открываю-таки великих композиторов, слушая записи его передач на радио Орфей «Музыка, которая вернулась».
Хороший рассказчик – не тот, кто может лишь позабавить публику занятными историями; но он - тонкий наблюдатель - должен видеть суть вещей, и уметь поведать эту суть остальным. Да и говорит он чрезвычайно просто, привлекая в поддержку всю мировую культуру, от философии до литературы: Данте, Шекспир, Гёте, Пушкин, Гоголь, Достоевский, Пастернак, Гессе… и обнаруживая такую глубину вскрытия смыслов, что любой филолог позавидует.
Казиник мне в первую очередь интересен как педагог.